+7 (495) 650-35-40 info@souzmoloko.ru
20
января
2014
Пресса о нас

Пахать на трамваях

Вопреки ожиданиям экспертов, 2013 год оказался суровым для сельского хозяйства. После вступления России в ВТО сократилось количество инвестиционных программ: банки предпочли занять выжидательную позицию. В результате часть растениеводческих хозяйств, не успевших вовремя получить кредиты, пропустила яровой сев и обанкротилась. Та же участь, но уже из-за резкого подорожания кормов, постигла многих животноводов и птицеводов. В не лучшем положении из-за нестабильности на рынке пребывают и производители техники. Дошло до того, что руководство Петербургского тракторного завода приняло беспрецедентное решение: заняться расширением непрофильного бизнеса по производству трамваев, вагонов метро и компонентов для железных дорог. Поэтому неудивительно, что несмотря на упрямо позитивный прогноз Минсельхоза участники рынка тревожатся: чего ждать от 2014 года и не придется ли вскоре пахать на трамваях?

По словам замдиректора Петербургского тракторного завода Андрея Ефимова, задуматься об альтернативных рынках и сделать ставку на производство трамваев компанию заставил устойчивый кризис в сельском хозяйстве и нестабильность рынка. В агросекторе сложно сделать прогноз даже на год, тогда как производство трамваев позволяет спрогнозировать рынок на 15 лет вперед, констатирует Ефимов. Более того, в условиях постоянно меняющихся рисков о получении прибыли в сельском хозяйстве иногда и вовсе приходится забывать, удручен специалист. Так, по его словам, в прошлом году ПТЗ столкнулся со снижением спроса примерно на 30%.

Техника на виража

2013 год для производителей и дилеров сельхозтехники действительно оказался неспокойным. Заметное снижение объема продаж зафиксировали как российские, так и зарубежные компании. Причем, на иностранцах переменчивые условия регулирования рынка сказались не меньше: весь год для них прошел в ожидании решения по импорту комбайнов и определения условий получения субсидий и правил локализации производств.

Причин сложившейся ситуации много, объясняет Михаил Мизин, координатор по работе со странами Таможенного Союза ЕврАзЭС Ассоциации производителей сельхозтехники Германии VDMA Agricultural Machinery. Это и осторожное отношение аграриев к инвестициям в приобретение сельхозтехники, вылившееся в сокращение инвестпрограмм в сельском хозяйстве, и внешние факторы, связанные с регулированием рынка. По словам эксперта, первая половина года прошла в ожидании старта федеральной программы субсидирования сельхозтехники, что серьезным образом сказалось на динамике спроса. Однако старт программы в июне 2013 года не принес ожидаемого эффекта, поскольку под действие программы попал лишь узкий круг компаний-производителей. "При этом ни одна западная компания не вошла в список, - недоволен Мизин. - А ведь все решения принимались на фоне уже действующей предварительной защитной пошлины на импорт комбайнов и модулей, которая затем была объявлена постоянной, но после вето, наложенного Казахстаном, заменена квотой".

Недовольны действиями чиновников и отечественные производители. По словам Павла Репникова, президента ассоциации дилеров сельхозтехники "АСХОД", правила предоставления федеральных субсидий от Минсельхоза России были приняты очень несвоевременно. "Решение появилось только в конце апреля 2013 года, при том что производственные программы хозяйств уже были сформированы с учетом негативных ожиданий на размер возможных субсидий, - комментирует эксперт. - К тому же банковский сектор (особенно РСХБ) до середины июня 2013 тянул с решениями по выдаче кредитов, осуществляя мониторинг ситуации в сельском хозяйстве после вступления России в ВТО. Также в связи с вступлением в ВТО из господдержки исчезло возмещение 2/3 ставки по кредитам на обновление сельскохозяйственной техники".

Действительно, изменчивые условия создают нестабильность, которая препятствует здоровой работе рынка, отмечают эксперты и производители сельхозтехники. А принятие таких решений, как отмена субсидирования инвестиционных кредитов на покупку сельхозтехники, и вовсе дестабилизируют работу рынка.

"Непонятно, как мы собираемся достигнуть показателей госпрограммы, если Минсельхоз отказался субсидировать инвестиционные кредиты на покупку сельхозтехники, - недоумевает председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам Айрат Хайруллин. - Ни один трактор, ни один комбайн не были закуплены в 2013 году по субсидированным кредитам. И это при том, что темпы обновления техники в России - примерно раз в 25 лет".

С Хайруллиным согласен Вадим Смирнов, генеральный директор компании "Евротехника". "Государство очень сильно повлияло на рынок, - не сомневается он. - Если ранее для сельхозпроизводителей существовало субсидирование части процентной ставки на покупку техники российского производства, то с 2013 года оно было отменено и вместе с другими субсидиями заменено на погектарную субсидию. Это привело к резкому удорожанию кредитов для сельхозпроизводителей, которые ранее можно было оформлять на льготных условиях. Новая же программа субсидирования производителей техники, которая была введена взамен старой, после обкатки всех механизмов заработала лишь к концу 2013 года". Кроме того, продолжает Смирнов, были снижены объемы финансирования компании "Росагролизинг". В результате "программа обновления" работала в минимальном объеме, что опять же вызвало падение спроса на технику. Впрочем, по его оценкам, продажи в компании остались такими же, как в 2012 году, и держатся на хорошем уровне.

Отечественный импорт

Успешным прошлый год оказался и для компании Claas. "По сравнению с результатами 2012 года мы смогли увеличить наши продажи и значительно улучшить позиции на рынке, в частности по комбайнам и тракторам", - доволен директор по маркетингу и развитию Филипп Лон. В немалой степени это последствия инвестиций в местное производство (Claas стала первой западной фирмой, которая 10 лет назад начала сборку комбайнов в России). В этом году компания приступила к строительству в Краснодаре второй очереди завода с большим покрасочным цехом, цехом по производству кузовных корпусов и новой сборочной линии.

Тем не менее, действиями властей в Claas тоже недовольны. "Мы были очень удивлены, когда вскоре после вступления в ВТО Россия ввела новые протекционистские меры", - говорит Лон. По его словам, вступление России в ВТО давало надежду на то, что рынок сельхозтехники станет более конкурентоспособным, однако введение заградительных пошлин на зерноуборочные комбайны дало обратный эффект. "Именно поэтому мы приняли решение о дальнейшем развитии производства в Краснодаре, в которое уже инвестировано более 100 млн евро", - поясняет специалист. Роста продаж в Claas ожидают и в этом году.

Стоит отметить, что дополнительные возможности для расширения рынка сбыта в России сегодня ищут и другие производители иностранной сельхозтехники. Так, американская корпорация AGCO и компания "Русские машины" осенью прошлого года подписали соглашение о создании совместного предприятия в России. Цель новой компании - локализация производства и дистрибуция линейки сельскохозяйственной техники. В течение трех лет AGCO и "Русские машины" планируют инвестировать в совместное предприятие порядка $100 млн. Другой лидер рынка сельхозтехники, компания John Deere, занимаясь расширением производственных мощностей, в 2013 году открыла новую производственную площадку в Оренбурге.

Серьезность намерений иностранцев по расширению производств в России подтверждают и в VDMA.

По словам Мизина, в 2014 году иностранные производители ожидают значительного роста рынка сельхозтехники. Положительные прогнозы, помимо прочего, связаны с хорошим урожаем зерновых и масличных прошлого года, что дает возможность аграриям инвестировать средства в приобретение новой сельхозтехники и оборудования.

Эфемерная статистика

Конечно, нельзя утверждать, что 2013 год был полностью провальным. Он ознаменовался началом реализации Государственной программы развития АПК 2013-2020, помимо этого заработали новые меры поддержки, более того, на развитие отрасли был направлен рекордный объем средств, что позволило сохранить положительную динамику сельхозпроизводства, утверждают в Минсельхозе.

Существенное влияние на отраслевые показатели оказала засуха 2012 года. Вследствие этого в первом квартале 2013 года наблюдались дефицит семенного материала к севу и снижение производства кормов, что повлекло за собой падение показателей в животноводстве. Тем не менее, во многом благодаря выделению дополнительной поддержки (в размере 42 млрд руб.), в Минсельхозе ожидают увеличение производства продукции сельского хозяйства: индекс производства предположительно сос - тавит около 105% (при плановом показателе 102,2%; на конец ноября 2013 года индекс производства сельхозпродукции в сопоставимых ценах составил 101,8% к уровню 2012-го).

Положительная динамика сохраняется и в животноводстве, говорят чиновники. Темп роста реализации скота и птицы на убой в живой массе в хозяйствах всех категорий в 2013 году, по данным Минсельхоза, должен составить 104,6% к уровню 2012-го. Прогнозируемый объем производства скота и птицы на убой в живом весе в 2013 году в хозяйствах всех категорий составил 12,2 млн т, что на 4,8% больше уровня 2012 года (план на 2013 г. - 11,7 млн т, факт в 2012 г. - 11,6 млн т). Указанный прирост обеспечен в основном за счет увеличения объемов производства, говорят в ведомстве: свиней на убой на 10,3% и птицы - на 5,2%, овец и коз на убой в живом весе - на 0,9%.

Однако производство крупного рогатого скота на убой, по прогнозу Министерства, должно было уменьшиться на 1,4%.

Однако участники рынка относятся к отчетам Минсельхоза скептически. Чиновники могут рапортовать о чем угодно, но меры поддержки на фоне неблагоприятных погодных и экономических условий были явно недостаточными, заявляют они.

По мнению Айрата Хайруллина, первого заместителя председателя комитета Госдумы по аграрным вопросам, Минсельхоз слегка приукрашивает действительность. "По данным министерства, на декабрь 2013 года соб - рано почти 96 млн т зерна. Казалось бы, здорово, однако при таких отчетных показателях мы получили всего лишь 58 млн т товарного зерна", - подчеркивает Хайруллин. По словам эксперта, это в том числе сегодняшний рекордно низкий остаток в 35 млн т., из которых лишь 11 млн т лежит на элеваторах, а 25 млн т числится в хозяйствах. Причем из них 22 млн т текущего урожая уже израсходовано на сев озимых, на корм скоту, на экспорт, отправлено в переработку на муку и т.д. "Таким образом, при намолоте 96 млн т мы произвели всего 58 млн т зерна 2013 года, которое можно было бы потрогать", - констатирует Хайруллин.

Причину происходящего он видит в нерегулируемом рынке. Нестабильность урожая зерновых, высокие цены из-за неурожая в одни годы и обвал цен в урожайные сезоны привели к образованию недостатка зерна, который сегодня составляет около 10 млн т, подсчитывает Хайруллин. В 2012 году и начале 2013-го зерновой рынок был удержан только благодаря запасам, накопленным в урожайный 2011 год, напоминает эксперт. Сегодня же из-за бездействия властей внутренний рынок потребления зерна ужался до 48 млн т. "Именно отсутствие регулирования на рынке зерна привело к тому, что два раза за последние пять лет цены падали ниже 2 тыс. руб./т и дважды поднимались выше 10 тыс. руб./т, что, безусловно, лихорадит и животноводов и растениеводов", - говорит Хайруллин. К тому же для нашей страны 2013 год стал четвертым климатически неблагоприятным годом за последние пять, добавляет он.

Непонятно только одно: выведение чиновниками подобных отчетных показателей - это непрофессионализм, подкрепленный недостоверной статистикой с мест, или простейший способ достижения показателей, заложенных в госпрограмме, недоумевает эксперт.

О сложностях в производстве говорят и другие аналитики. По мнению президента компании AGRIFOOD Strategies Альберта Давлеева, для птицеводческой отрасли прошлый год начался катастрофически. "Начало 2013 года ознаменовалось супервысокими ценами на корма, - рассказывает эксперт. - Известно, что кормовая составляющая в себестоимости яйца достигает 50-60%, а в бройлерном производстве - до 75%. Соответственно, когда цена на корма достигла 12 тыс. руб./т (для сравнения, три года назад она равнялась 3,5 тыс. руб./т), а отпускная цена на курицу осталась на том же уровне, что и три года назад, никаких резервов по сохранению себестоимости у птицеводов не осталось".

В результате концу года такое положение дел привело к банкротству как минимум 10 крупных бройлерных предприятий и около 20 яичных, констатирует Давлеев. "Крупнейшие из них: "Оптифуд", две птицефабрики "Рубеж", "Уралбройлер", "Сибирская губерния", - перечисляет эксперт. Также вышел из строя и закрылся гигант яичного производства "Белгородсемена". А ведь Белгород - это регион, который активно поддерживает сельское хозяйство, самый лучший, наверное, по поддержке в России, обращает внимание Давлеев. На данный момент на пороге разорения находятся еще 3-4 компании. "В совокупности общий объем производства этих фабрик составлял около 350 тыс. т/год, - приводит данные эксперт. - Учитывая, что общий объем производства мяса птицы в России не превышает 3,5 млн т, это очень много".

Только по данным на июль 2013 года, объем яичного птицеводства упал на 200 млн т, что в среднем составляет 5-7%. "В то время, когда рентабельность бройлерного производства достигала 15-20%, у яичного она составляла не больше 10%, - сравнивает Давлеев. - А в конце 2013 года рентабельность яичного производства и вовсе упала до 0-1,9%".

Молочный кризис

Нельзя не отметить и ухудшение ситуации в отрасли молочного животноводства. При резком падении объемов производства молока и повышении закупочной цены производители и переработчики оказались в очень жестких условиях и вынуждены были массово сворачивать мощности или вовсе уходить с рынка. Однако по отчетам Минсельхоза, показатели производства критическими не выглядели, что опять же, вызывало у участников рынка соответствующую реакцию.

"Мы знаем, сколько молока идет на переработку и сколько мы импортируем. А методика, по которой государство подсчитывает количество голов, находящихся у населения, называется "пальцем в небо", - негодует Андрей Даниленко, председатель правления Национальной ассоциации производителей молока. Единственная цифра, в которую можно верить, - это количество молока, сданного на переработку, говорит эксперт.

Если бы Минсельхоз сделал дотацию на литр прозрачной, тогда можно было бы выяснить, какой у нас реальный объем производства молока, но чиновники занимаются самообманом, приписывая молоку в статистике и качество, и объем производства, недоволен он. "Минсельхоз сам себя загоняет в угол, - предупреждает Даниленко. - По Госпрограмме к 2020 году заложено достижение производственных показателей в 38 млн т молока, а если исходить из тенденций этого года, когда налицо падение более чем на 1 млн, прогнозировать такой рост - это абсурд. Нужно честно сказать, сколько у нас молока есть сегодня, и исходить в прогнозах из этих цифр". Между тем, гиганты отрасли молочного производства, хотя и высказывают озабоченность ситуацией, в целом настроены положительно.

"Молочный кризис - это кризис в основном для рынка, а для производителей молока рост цены, в некоторой степени, даже на руку, - объясняет Наум Бабаев, руководитель Группы компаний "Дамате". - Но все понимают, что за таким ростом цен возможно еще более глубокое падение, и это может отразиться на прибыли. Разумеется, мы волнуемся и очень хотим увидеть новую политику государства в этом направлении, однако продолжаем двигаться вперед".

В планах у "Дамате" производство сыра, которое планируется запустить на перерабатывающем заводе в Пензе, принадлежащем компании. "Кроме того, "Русмолко" строит в Пензе молочный комплекс, так что, в 2014 году у нас намечаются сплошные открытия и презентации", - поделился планами Бабаев.

Сложности переработки

Общее замедление экономического развития и снижение покупательной способности населения отразились и на темпах производства колбасных изделий. По данным Минсельхоза, в пищевой перерабатывающей промышленности роста производства за 2013 год практически не было. Индекс производства пищевых продуктов составил +1,6% при плановом показателе в 3%. Аналитики же отмечают, что по этому направлению шло снижение.

За первые десять месяцев 2013 года производство колбасных изделий снизилось на 3%, комментирует независимый эксперт Андрей Дальнов. Одним из факторов, который мог ускорить снижение потребления колбасных изделий, является относительное удешевление парной свинины и полуфабрикатов из нее, поясняет он.

Слова эксперта подтверждают данные Росстата. В течение года цены на колбасы и мясо двигались разнонаправлено: колбасные изделия оставались на прежнем уровне и немного дорожали, а свинина незначительно, но дешевела (-4% в августе). Поэтому часть населения могла при этом переключиться на продукцию с более низким уровнем переработки.

Производство колбасных изделий вышло на уровень 2012 года только в октябре, что позволило экспертам прогнозировать общее снижение уровня производства за 2013 год на 2-3%.

"Нормальное развитие отрасли сдерживает физический износ производственных мощностей, - отмечает заместитель министра сельского хозяйства Дмитрий Юрьев. - Для стимулирования долгосрочных кредитов в этом направлении внесены поправки в Федеральный закон о развития сельского хозяйства, предусматривающий возможности субсидирования сельхозпереработчиков в рамках госпрограммы".

По словам замминистра, Минсельхоз в настоящее время проводит анализ состояния и перспектив развития по направлениям и подотраслям перерабатывающей промышленности, чтобы определить инвестиционно привлекательные для бизнеса направления и точки роста, которые помогут стать конкурентоспособными. "В рамках поддержки отрасли переработки также будут пересмотрены механизмы господдержки", - пообещал чиновник.

Выходим на импортозамещение

В отличие от плохих погодных условий, вхождение России в ВТО, по оценке Минсельхоза, пока не оказывает существенного влияния на объемы производства отечественной продукции.

"За 9 месяцев 2013 года в Россию импортировано продовольствия и сельхозсырья на сумму $29,8 млрд долларов. Это на 5% больше, чем в 2012 году. При этом наблюдается снижение импорта мяса и мясной продукции, на 10% сократился импорт сахара, а вот импорт риса вырос почти на 20%", - сообщил Дмитрий Юрьев на конференции "Агрохолдинги России". По словам чиновника, остается актуальным вопрос об уровне таможенной защиты по свинине в целом, а особенно по поставкам живых свиней. "Минсельхоз не снимает его с повестки дня и планирует проводить переговоры с коллегами по ВТО", - сказал замминистра. Что же касается экспорта, то за 9 месяцев 2013 года продовольствия и сельхозсырья было продано на сумму $10,6 млрд, что на 13% меньше, чем за 9 месяцев 2012 года, отметил Юрьев.

Для сравнения, в 2012 году экспорт продовольствия был на 20% выше, чем в 2011-ом (в основном за счет продажи зерна и отмены эмбарго). Теперь перед государством стоит задача обеспечить доступ отечественных производителей на внешний рынок, что также понимает и Минсельхоз.

"Наращивание производства отечественной продукции способствовало повышению уровня продовольственной независимости страны по ряду позиций: это масло, картофель, сахар, - перечислил Юрьев. - Показатели доктрины продовольственной безопасности по этим видам продукции уже достигнуты, реализация госпрограммы идет с опережением, но по отдельным видам продукции (мясу и молоку) мы к пороговым значениям не приближаемся". Статистика, к сожалению, не отображает долю импортного сырья, используемого на комбинатах переработки. Как отмечают аналитики, отделы закупок мясокомбинатов принимают решения, исходя из соотношения ценакачество, а также физической доступности тех или иных отрубов, не очень заботясь о показателях продовольственной безопасности.

"С уверенностью можно утверждать, что комбинаты в большей степени, чем рынок в целом, зависят от импорта мяса, - констатирует Дальнов. - Дело в том, что предприятия не используют продукцию российских ЛПХ. Впрочем, также очевидно, что доля отечественного сырья в этом сегменте рынка возрастает: за прошедшие десять месяцев отечественные промышленные свинокомплексы увеличили отгрузку на 28%, а ввоз импортной свинины на конец ноября сократился на 15%".

Одним из главных трендов наступающего сезона, с учетом сложной экономической ситуации и поледствий кризисов прошлых лет, аналитики считают возрастающую конкуренцию как с импортными производителями, так и на внутреннем рынке.

"Быстрый рост производства свинины подхлестывает конкуренцию среди свинокомплексов, для которых мясокомбинаты остаются одним из основных каналов сбыта, - комментирует Дальнов. - Что касается импорта свинины, то он сдерживается в основном усилиями Россельхознадзора, который под разными предлогами "закрыл" большое количество зарубежных экспортирующих предприятий".

Беззащитные овощи

В секторе овощеводства неплохая динамика производства наблюдается лишь по закрытому грунту. По оценке Максима Протасова, председателя совета директоров компании "ПомидорПром-холдинг", в 2013 году количество тепличных проектов на запуске составило около 70.

"Можно утверждать, что по овощам закрытого грунта Россия в 2013 году импортозаместилась, - не сомневается Протасов. - А вот по открытому грунту ситуация хуже. Первый сегмент производства овощей открытого грунта - это овощи для консервации. И здесь в целом по открытому грунту все не очень хорошо - на 15% меньше, чем должны были собрать".

По словам специалиста, импортозамещение в отечественной консервации за счет использования российских овощей шло в течение последних 6-8 лет очень активно: большая часть консервов производилась из российских овощей, а импорт консервированной продукции сокращался. Однако 2013 год из-за того, что огурцов и томатов собрали недостаточно, показал обратную тенденцию. "С товарными овощами у нас никогда не было хорошо, - сожалеет Протасов. - Мы едим отечественные овощи в течение короткого периода времени, а в остальное время потребляем импортные. Поэтому у ритейлеров отечественных овощей практически не найти. Ведь для того, чтобы они продавались, нужно логистика, а ее нет".

Потерянные масличные

Драма разыгрывается и на рынке подсолнечника. Ориентируясь на данные Минсельхоза о рекордном урожае этой культуры, МЭЗы назначили закупочную цену 12 тыс. руб./т (но потом, правда, постепенно снизили ее до 9 тыс. руб./т.). А цены на шрот, по сути, являющийся отходом, подняли до 8 тыс. руб./т.

Налицо сговор переработчиков с целью снижения закупочных цен на маслосемена, а значит, уменьшения доходов крестьян, не сомневается Айрат Хайруллин.

Летом виды на хороший урожай семечки действительно были, но уже к концу сентября из-за затяжных дождей стало ясно, что урожай соберут не весь, а часть собранного будет превышать показатели кислотности, говорит эксперт. Тем не менее, по отчетам Минсельхоза, на конец ноября 2013 года было намолочено около 10 млн т семечки, тогда как в наличии оказалось всего 5,5 млн т, из которых 3 млн т было закуплено переработчиками и заготовительными организациями, а 2,5 млн т числится на складах хозяйств. "Где же остальное? - задается вопросом Хайруллин. - Вот и выходит, что в настоящий момент 45% от заявленного урожая - это рефакция из-за нарушения по влажности. К тому же, не менее 25% урожая 2013 года имеет превышение по кислотности, а значит, никаких посылов для снижения цен быть не может". По словам эксперта, треть урожая переработчики уже к декабрю выкупили по цене 4-8 тыс. руб./т при точке убыточности для МЭЗа 16 тыс. руб./т. Поэтому сегодня цена на подсолнечное масло на внутреннем рынке составляет 28-29 тыс. руб./т, тогда как в прошлом году была 30 тыс. руб./т. То есть отличие пока не такое большое.

Однако аналитики прогнозируют значительный рост цен на маслосемена. С осени 2013 года цена на них еженедельно поднималась на 300 руб./т, что подтверждает отсутствие излишков. "Вполне возможно, что подсолнечного масла в 2013 году произвели даже больше, чем в 2012-ом. Хотя в позапрошлом году семечка стоила вдвое дороже - 16-18 тыс. руб./т.

Непонятно, почему Министерство допускает двукратное снижение закупочных цен, снижая рентабельность производства и действуя явно не в интересах сельхозпроизводителей", - недоумевает Хайруллин.

Рост конкуренции Безусловно, крупные компании в 2013 году наращивали свое производство. Как объясняют эксперты, это предприятия, которые были заложены в 2010-2011 году и вышли на проектную мощность к 2012-2013.

Но удержаться на плаву, не сократив поголовья КРС или свиней, смогли только гиганты производства. Если же говорить об отрасли птицеводства, здесь даже крупнейшие игроки рынка в середине года были вынуждены резко уменьшить свое поголовье.

По мнению Альберта Давлеева, в 2014 году прирост отечественного производства по бройлерному мясу будет на уровне 0-5%. "По индейке мы дадим больше, но индейки сегодня производится всего 130-140 тыс. т., так что этот показатель серьезным назвать нельзя. Если получится, индюшиный прирост произойдет в 2015 году. А вот рентабельность бройлерного птицеводства в среднем снизится до 5%, яичное производство останется на уровне 2-3%", - уверен эксперт.

Не отличается оптимизмом и прогноз Айрата Хайруллина. По его мнению, сегодня необходимо спасать около 40% хозяйств страны. "В 2012 году было бы легче и дешевле это сделать, а через год может оказаться поздно", - не сомневается он. По мнению эксперта, с учетом ограниченности бюджета меры поддержки нужно сделать дифференцированными по отраслям. Также важно учесть территориальную удаленность от рынков сбыта. Иными словами, нельзя одинаково поддерживать благополучную успешную Кубань и разоренное чередой засух Поволжье, поясняет Хайруллин. При этом главной стратегией Минсельхоза должен стать рост доходов сельхозпроизводителей по всей стране, а не рост валовых намолотов и надоев за счет увеличения рефакции, подчеркивает эксперт.

Впрочем, рассчитывать на помощь Минсельхоза многие производители давно уже перестали. В их числе и крупнейшие игроки рынка АПК.

"Мы, в отличие от чиновников из Минсельхоза, планируем свою деятельность хотя бы на 10 лет, а с такими партнерами, как "Данон", у нас есть такая возможность", - доволен Наум Бабаев. Помимо расширения молочного производства, в апреле 2013 года ГК "Дамате" запустила проект по индейке, который уже в декабре вышел на мощность 900 т в месяц. "К концу 2014 года мы должны полностью завершить строительство, а к 2015-ому мы хотим довести мощность производства до 60 тыс. т., - делится планами Бабаев. - Практически каждый квартал у нас сдается по площадке на 7 тыс. т, и мы будем наращивать мощность и дальше. Мы все-таки больше ориентируемся на собственные силы. Невозможно все время подстраивать свою политику под каждого нового чиновника, на мой взгляд, это неправильно".


АгроТехника и технологии, Москва