+7 (495) 650-45-26 info@souzmoloko.ru
14
июля
2016
Важное

Союзмолоко: 10 аргументов против ветсертификатов для готовой молочной продукции

Перерабатывающая отрасль по-прежнему выступает против распространения ветсертификации на готовую продукцию. Мы системно обосновываем свою позицию и готовы повторить свои аргументы вновь: 


1. Ветсертификация готовой молочной продукции не соответствует законодательству Таможенного союза.   

Есть решение Таможенного союза, которое четко закрепляет, что ветеринарные сертификаты для подконтрольных товаров оформляются только при пересечении территории союза и при перемещении товаров с территории одной страны на территорию другой.  

2. Минсельхоз и подведомственные ему учреждения (Россельхознадзор) не имеют полномочий проверять готовую молочную продукцию.   

Согласно Постановлению Правительства от 14.12.2009 №1009 в объекты ветеринарного надзора со стороны Минсельхоза входит продовольственное сырье животного происхождения, не подвергшееся промышленной или тепловой обработке (то есть молоко-сырье). Готовая молочная продукция находится в юрисдикции Роспотребнадзора.  

3. Мы ставим себя в заведомо невыгодные экономические условия по сравнению с Республикой Беларусь, где такой формы ветсертификации нет.  

В Беларуси требование о сопровождении ветеринарными сопроводительными документами готовой молочной продукции при перемещении по территории страны отсутствует. В России при подготовке к введению ЭВС переработчики должны будут потратить миллионы рублей для найма новых сотрудников, технического оснащения, изменение системы логистики. Кто из нас будет экономически более конкурентоспособен: белорусские или российские производители?  

4. Ветеринарные сертификаты для готовой молочной продукции противоречат международной практике.   

В Европейском союзе готовая молочная продукция, произведенная в государствах — членах ЕС, в соответствии с регламентами ЕС 852/2004, 853/2004 и 854/2004 при перемещении по территории ЕС не сопровождается ветеринарными сопроводительными документами. Прослеживаемость такой продукции обеспечивается внесением грузоотправителем в товарно-сопроводительные документы информации (идентификационных номеров) о ветеринарной аттестации производственного объекта, производящего эту пищевую продукцию, или предприятия, поставляющего животное сырье для производства готовой пищевой продукции.  

5. Нормы ВТО не требуют от России введения ветеринарной сертификации готовой молочной продукции.   

Соглашениями ВТО предусмотрено, что все меры должны быть научно обоснованными и (или) основываться на международных стандартах. В соответствии с соглашением Всемирной организации здоровья животных (Международного эпизоотического бюро) ветеринарный сертификат на живых животных и продукты животного происхождения требуется только в случае экспорта (импорта) продукции.  

Вся импортная готовая молочная продукция поступала и поступает на территорию всех стран ТС в сопровождении ветеринарного сертификата. Однако осуществление ветеринарного контроля (надзора) в отношении готовой молочной продукции и ветеринарной сертификации готовой молочной продукции на территории России в настоящее время не осуществляется.  

Российские молочные предприятия в середине 2000-х годов были успешно авторизованы на осуществление экспорта готовой молочной продукции в страны Европейского союза. При осуществлении экспорта ветеринарные сертификаты оформляются для каждой товарной партии молочной продукции. Таким образом, тезис Россельхознадзора о том, что отсутствие ветеринарного сертификата при обращении готовой молочной продукции на территории России будет препятствием для осуществления экспорта такой продукции в третьи страны, а также нарушит принцип эквивалентности в торговле, установленный соглашениями ВТО, не является обоснованным.

6. Ветеринарная сертификация не является обязательным инструментом обеспечения прослеживаемости и не применятся для достижения этой цели.   

Ни в одной стране мира система прослеживаемости не предполагает оформления специальной дополнительной товарно-транспортной документации, а ветеринарный сертификат не является инструментом прослеживаемости.   Кроме того, организация операций, поставок сырья и процессинга на молочном заводе предполагает, что в одной партии готового продукта может быть смешано до 40-50 партий сырого молока и продуктов его переработки, а именно сливок и обезжиренного молока, используемых для нормализации молочных смесей. В связи с этим ЭВС для каждой партии продукта не обеспечит на молочном предприятии прослеживаемость по принципу «от коровы до прилавка».  

Также ветеринарная сертификация готовой молочной продукции, в том числе в электронном виде, осуществляемая в целях декларируемой Россельхознадзором прослеживаемости «от поля до прилавка», в настоящее время является просто профанацией, так как в России животные (коровы) не идентифицированы.  

7. Молочные предприятия и другие участники рынка не готовы к внедрению ЭВС.  

Большинство участников молочного рынка не имеют собственных электронных автоматизированных систем. Очевидно, что повсеместное внедрение системы ЭВС в объявленные сроки невозможно не только ввиду недостаточности времени адаптации и проблем системы, но и из-за технической неготовности большинства участников рынка, в том числе частных и фермерских хозяйств, а также компаний мелкооптовой и мелкой розничной и неорганизованной торговли, дистрибуционных компаний.  

8. Ответа на вопрос, что делать, если система ЭВС дала сбой, нет.   

Огромная проблема — обеспечение оформления электронных ветеринарных сертификатов в условиях сбоя ЭВС и (или) операционных автоматизированных систем производителей готовой молочной продукции. Данная проблема критична из-за коротких сроков годности продукции и недопустимости сбоя логистических операций с молоком-сырьем и операций по отгрузке готовой продукции по причине невозможности оформить электронный ветеринарный сертификат.  

9. ЭВС влечет за собой огромные затраты и риски, несмотря на то, что Россельхознадзор активно декларирует ее бесплатность и удобность.  

Предварительные расчеты капитальных затрат показывают, что стоимость интеграции системы ЭВС с электронными системами участников рынка составит свыше 200 млн рублей на один завод. Сроки реализации проекта могут достигать 5 лет при условии устранения разработчиками многочисленных проблем системы.  

Кроме того, сам принцип работы ЭВС, когда молочный завод не сможет ни принять сырье, ни отгрузить продукцию без оформления ветеринарного сертификата в системе ЭВС, ведет к колоссальным проблемам в части замедления логистики и нарушения производственных процессов.  

10. Ветеринарная сертификация, в том числе в электронном виде, никак не позволит повысить эффективность борьбы с фальсификацией.   

Не отражая в полной мере движения сырья в производственном процессе, ЭВС не может учитывать такие факторы, как смешение молочного сырья и немолочных компонентов (например, фруктово-ягодных наполнителей и т. д.) по всей технологической цепочке, рецептуры, степень использования составных частей молока, включая  переработку вторичного молочного сырья — сыворотки и пахты. Учет и сопоставление в системе ЭВС расхода сырья и выхода готовой продукции не даст желаемого результата, т. к. с учетом технологий и разнообразия ассортимента на одном предприятии объем молочного сырья и готового продукта значительно различается, а единые нормы расхода сырья для разных предприятий не могут быть установлены в принципе. Союзмолоко продолжает настаивать, что электронная ветсертификация нужна для сырья, но совершенно нецелесообразна для готовой продукции.