+7 (495) 650-45-26 info@souzmoloko.ru
18
июля
2018
Видео

Артем Белов: В ситуации отсутствия роста доходов потребитель осознанно выбирает продукты с заменителями молочных жиров

Молочная продукция. В России вступили в силу новые правила маркировки молочных продуктов. Благодаря им потребители смогут различать молокосодержащие продукты с добавлением или без добавления заменителей молочного жира. Эксперт в студии - исполнительный директор «Союзмолоко» Артем Белов.

Ольга Арсланова: А мы продолжаем, и впереди у нас одна из наших любимых тем – мы поговорим о качестве продуктов, которые продаются в нашей стране. Масло отдельно, пальма отдельно: в России вступили в силу изменения техрегламента о безопасности молока и молочной продукции. Теперь к продуктам, где есть растительные жиры, нельзя использовать привычные молочные термины. К примеру, вместо надписи «молоко» на этикетке должно появиться определение «молокосодержащий продукт с заменителем молочного жира».

Юрий Коваленко: И кстати, у предприятий есть 180 дней на то, чтобы изменить упаковку, оформить новые декларации на продукцию с измененными названиями и маркировкой. Как сообщает Роскачество, новая классификация позволит покупателям получать более достоверную информацию об этих продуктах.

Ольга Арсланова: Проблема серьезная. Давайте посмотрим на свежие цифры Роспотребнадзора: почти 4% проб молочных продуктов никуда не годятся, это фальсификат. А вот оценка Минпромторга: на молочном рынке объем фальсификата варьируется уже от 20 до 30%; по данным Россельхознадзора, в некоторых категориях молочки доля фальсификата может достигать и 50%. В основном туда добавляют растительные жиры, как правило, пальмовое масло, объем импорта которого, всем известно, в нашу страну растет год от года.

Юрий Коваленко: При выборе товаров нужно обращать внимание в первую очередь на название, оно должно быть написано крупно и однозначно, что это – йогурт, творог или сметана, иначе это может быть сметанный или же творожный продукт, естественно, с растительным жиром в составе. Если написано «йогурт со вкусом клубники», это означает, что был использован ароматизатор, а если указано «йогурт с клубникой», то, естественно, в состав продукта включена натуральная ягода.

Ольга Арсланова: Или должна быть по крайней мере включена.

Юрий Коваленко: Если это не фальсификат.

Ольга Арсланова: Далее следует обращать внимание на рецептуру. Производитель может изготовить продукт не по ГОСТу, а по собственным техническим условиям, которые позволяют менять рецепт госстандарта. В составе должны быть указаны все ингредиенты, а жирность соответствовать указанной на упаковке. Кстати, новая система маркировки предписывает производителям наносить на упаковку черную рамку с надписью «содержит растительные жиры». Важно также обратить внимание (это всем известно) на срок годности; также на упаковке должны быть указаны условия хранения этого продукта, ну и, естественно, полная информация о производителе, наименовании продукта, его составе и жирности. Если эта информация неполная, чего-то там не хватает, это, конечно же, должно нас всех насторожить.

О том, как изменится после введения новых правил наша с вами потребительская жизнь, мы поговорим прямо сейчас с исполнительным директором «Союзмолоко» Артемом Беловым.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Артем Сергеевич, здравствуйте.

Артем Белов: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Правильно я понимаю, что сейчас производитель может и не указывать полный состав, получается?

Артем Белов: Ну вы знаете, не совсем так. Если коротко и по сути охарактеризовать те изменения в технический регламент, которые сейчас произошли, эти изменения сделаны в интересах прежде всего потребителя и нацелены на упрощение идентификации потребителем тех или иных продуктов.

Ольга Арсланова: То есть теперь это не маленькие где-то буковки в конце внизу, а крупно, в рамочке, на видном месте?

Артем Белов: Скажем так: раньше на лицевой стороне упаковки и на обратной стороне упаковки, где описывается состав продукта, нужно было указывать, что содержит заменители молочных жиров. Данный техрегламент уточнил несколько вещей. Во-первых, он четко сказал, что нужно, чтобы это было написано с контрастными цветами…

Юрий Коваленко: Легко читаемым.

Артем Белов: …и выделялось на лицевой стороне, легко читалось. То, что у вас в сюжете говорилось о черной рамке, это немножко все-таки…

Ольга Арсланова: Это вариант.

Артем Белов: Да, это немножко перегиб, все-таки речь идет о том, что контрастные цвета должны быть, то есть цвет упаковки в целом должен отличаться от цвета подложки, на которой должно быть написано, что продукт сделан с заменителями молочного жира.

Ольга Арсланова: Но смотрите, а как здесь измерить вот эту заметность и очевидность? Например, я недавно купила мороженое, написано: «Лакомка настоящая». Естественно, я делаю вывод, что это настоящая «Лакомка», из молока, сливок, из всего чего положено. А дальше… Фон оранжевый, белыми буковками внизу написано: «С использованием заменителя молочного жира». То есть вроде бы они ничего не нарушили, они же указали, но я это заметила уже когда купила.

Артем Белов: Вот, смотрите, на самом деле… Должно быть не на желтом фоне белыми буквами, а должен быть контрастный фон. Например, если у вас упаковка, например, красная, то, например, на зеленом фоне красными буквами вы пишите, что с заменителями молочных жиров.

Ольга Арсланова: Размер, наверное, какой-то будет установлен?

Артем Белов: Определенный размер. Все эти вопросы очень четко прописаны в техническом регламенте. И задача, еще раз повторюсь, для производителя с точки зрения какой-то дополнительной информации, которую он несет потребителю, мало что изменилось. Еще раз повторю, раньше тоже надо было на лицевой стороне писать, что продукт сделан с заменителями молочных жиров. Изменился принципиально размер, который позволяет потребителю правильно идентифицировать тот или иной продукт. То есть вот эти изменения сделаны исключительно в интересах потребителя, чтобы он четко разделял виды продуктов.

Юрий Коваленко: А вот прилавки уже начали преображаться, скажем так, и те товары, которые раньше… Предположим, на масле было написано «100% коровьи сливки», он почему-то перекочевал уже к растительным жирам…

Ольга Арсланова: Так только сегодня, буквально на днях вступило в силу, по-моему, еще прилавки ничего не успели подогнать.

Юрий Коваленко: Экспериментально.

Артем Белов: Вы знаете, мы в принципе опрашивали в том числе наших членов, в том числе тех, которые производят молокосодержащие продукты, где совершенно легально используются заменители молочных жиров, – пока, наверное, на новую упаковку практически никто не перешел. Есть переходный период 180 дней, но вы должны понимать, это объясняется технологически, то есть производители делают на полгода-год упаковку вперед, технический регламент вступает в силу, им нужен переходный период, чтобы они использовали старую упаковку и перешли к новой. То есть заказывают сейчас упаковку уже, конечно, с новой этикеткой.

Ольга Арсланова: Понятно.

Артем Белов: Поэтому пока в магазинах не очень много такой упаковки.

Ольга Арсланова: Я понимаю, о чем сейчас все-таки Юра говорит: есть идея у Минпромторга, пока это тоже на стадии обсуждения, вообще разделять продукты на прилавке. Конечно, пока это не закон, мало где это применяется, но может быть, по собственной инициативе какие-то магазины и раскладывают более дешевые, более дорогие, как правило, более дешевые и есть с заменителями. Что вы об этом думаете?

Артем Белов: Вы знаете, на самом деле, наверное, с точки зрения потребителя это было бы очень правильно. Более того, я могу сказать, что в целом ряде торговых точек, особенно сетевых торговых точек, мы уже сейчас видим, что продукты определенным образом ранжируются, это удобно для покупателя, по цене, например.

Ольга Арсланова: Магазинам тоже, наверное, удобно.

Артем Белов: Да. То есть даже если мы видим, например, полку со сливочным маслом, мы, например, на ней можем видеть, что сливочное масло более дешевое или условно сливочное масло, которое мы скорее можем отнести к спредам, находится с одной стороны полки, более дорогие продукты находятся с другой стороны полки. Так как я считаю, что цена является одним из факторов как раз, который позволяет (не максимальная цена, но средняя цена) купить качественный и безопасный продукт, то, конечно, это уже определенным образом настраивает потребителя. Если будут приняты изменения и полки будут действительно разведены, потребитель, с моей точки зрения, от этого выиграет: он будет понимать самое важное, какой продукт он приобретает. Хотя иногда мне кажется, что потребитель рад заблуждаться, потребитель у нас все-таки, скажем так, иногда осознанно выбирает продукты более доступные…

Ольга Арсланова: Ориентируясь на цену.

Артем Белов: Прежде всего ориентируясь на цену.

Юрий Коваленко: Зонирование я вижу уже на протяжении последнего во всяком случае полугода точно, то есть на прилавке я уже ориентируюсь примерно, куда мне стоит смотреть. А есть же стандарты вот эти, когда дорогие продукты повыше, поближе к лицу выставляются, за чем-то подешевле приходится нагибаться и так далее. Вот эта маркировка решит проблему человека с выбором?

Артем Белов: Вы знаете, наверное, вот эта маркировка не лишит однозначно человека вот в этом выборе. Эта маркировка решит проблему человека, когда он не может внимательно прочитать, что написано на задней стороне в составе продукта, который он видит на полке. Если человек не может физически, например, прочитать этот мелкий шрифт, он будет видеть на лицевой стороне большие буквы, он поймет, что, например, есть сыр, а сыр – это все, что сделано исключительно из молока, в этом сюжете у вас в этом смысле правильно было сказано: йогурт, сыр, творог – это абсолютно четкие молочные продукты. Если мы говорим про сырный продукт, видим такое, или видим спред, или видим творожный продукт, то здесь уже есть определенные нюансы, нужно смотреть на упаковку, маркировку, там могут быть действительно другие компоненты.

Ольга Арсланова: Понятно.

Давайте запустим голосование для наших зрителей. Уважаемые зрители, а вас устраивает качество молочной продукции? Пишите, пожалуйста, на короткий номер ответ на вопрос «да» или «нет». Ну и звоните тоже, рассказывайте о ваших впечатлениях о том, что вы покупаете.

У нас как раз Москва на связи. Лидия, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Я человек уже в возрасте, пенсионерка, много в жизни повидала, но только мне почему-то кажется, что ничего хорошего нам ожидать не приходится.

Ольга Арсланова: Почему?

Зритель: Будет написано «молоко 100%», «творог 100%», как сейчас и написано, но ни молока, ни творога мы там так и не видим. И никаких хороших изменений для себя мы не ждем. Все время кажется, что это все говорильня, ля-ля-ля, а воз и ныне там, как бы не было хуже.

Ольга Арсланова: Хорошо, мы вот как раз об этом сейчас поговорим. Если вдруг производитель не захочет указывать, обманет покупателя и соответственно магазин тоже, какие будут ему за это санкции?

Артем Белов: Ну это введение потребителя в заблуждение, там есть КоАП (Кодекс об административных правонарушениях), где прописаны все эти, скажем так, штрафные санкции, которые могут быть применены к производителю.

Ольга Арсланова: То есть они не новые, они уже сейчас есть?

Артем Белов: Да, конечно. Это нарушение правил маркировки, в принципе стандартная процедура, КоАП определяет, какие санкции предполагаются за эти нарушения.

Юрий Коваленко: То есть цепочка такова: я увидел нарушение, пошел в Роспотребнадзор, там уже санкции применили, либо я в магазине могу решить этот вопрос?

Ольга Арсланова: Там просто не поймут, что там.

Артем Белов: Вы знаете, я вам честно… В магазине вы не можете. Я просто, честно говоря, сильно сомневаюсь, что магазин будет принимать продукцию, которая неправильно маркирована. Здесь я, честно говоря, очень сильно сомневаюсь, что будут такие нарушения, что, например, на задней стороне продукта написано, что он содержит заменитель молочного жира, а на лицевой стороне нет. Я здесь вижу скорее проблему в целом с фальсификатом, что те, кто раньше не писали, при старой маркировке, что у них содержатся заменители молочных жиров, не будут писать и при новой маркировке. И здесь потребителю действительно нужно быть достаточно аккуратным. Хотя в вашем сюжете прозвучали несколько цифр, с которыми я опять же не могу согласиться.

Ольга Арсланова: Давайте.

Артем Белов: То есть когда вы приводите, например, цифры, ссылаетесь на Россельхознадзор и говорите о том, что по ряду продуктовых категорий доля фальсификата превышает 50%...

Ольга Арсланова: По-моему, там речь о сыре шла, если я ничего не путаю.

Артем Белов: К сожалению, ничего кроме улыбки эти утверждения не вызывают. Буквально 1.5 месяца назад закончилась массовая проверка, в которой участвовали Роскачество, Роспотребнадзор, Россельхознадзор. Задача ее как раз была в том, чтобы выявить некие арбитражные цифры, общие, потому что они сильно отличались у разных организаций, даже у этих трех.

Ольга Арсланова: Так, и на чем они сошлись?

Артем Белов: И мы говорим о том, что в среднем средняя цифра составляет порядка 8-9%. Например, по творогу цифра была очень низкая, если мне не изменяет память, порядка 2-3%. По сливочному маслу, по-моему, она была повыше, составляла порядка 12%. По нашим расчетам – мы анализируем жировой баланс молочного сектора – цифра около 7-8%. Данные Роспотребнадзора, которые он традиционно, чуть-чуть пониже, составляют порядка 4-5%. В целом в любом случае, какие бы данные мы ни смотрели по фальсификации, она не превышает 10%, ну 12%.

Юрий Коваленко: Я понимаю, про что вы говорите, когда говорите о фальсификации, но недовольство жителей нашей страны тоже понятно. То есть они понимают, что вкус сыра стал другим, а на самом деле…

Ольга Арсланова: А вот понимают ли они, тоже важный вопрос. У нас же есть небольшой сюжет: наши корреспонденты спрашивали, читают ли состав россияне, покупая молочную продукцию. Давайте посмотрим, что они ответили.

ОПРОС

Юрий Коваленко: А вот, кстати, молоко с сухим молоком вредное, невредное? Вообще что это?

Артем Белов: Вы знаете, во-первых, это не молоко. Когда мы говорим о продукте, который был восстановлен, то есть сухое молоко… Что такое сухое молоко? – это обычное молоко, которое было подвергнуто высокой температурной обработке, то есть это выпарили воду.

Ольга Арсланова: А потом ее добавили.

Артем Белов: Потом ее добавили. Что этот продукт сохраняет? Он сохраняет все белки, он сохраняет в себе кальций, то есть он не сохраняет органику, но при этом сохраняет неорганические соединения, которые могут быть потенциально полезны. Поэтому такой продукт на полке не может называться «молоко», он называется «молоко восстановленное», это должно быть написано крупными буквами. Но в регионах молочных, где молоко производят, у нас все-таки таких достаточно много, исключение, наверное, составляют регионы Крайнего Севера, Дальний Восток, где не так много производится молока, может быть, еще Республика Крым, которая действительно с точки зрения молока не очень обеспечена. В большинстве регионов вероятность того, что вы столкнетесь…

Ольга Арсланова: Нет смысла.

Артем Белов: …с восстановленным молоком, стремится практически к нулю.

Ольга Арсланова: А расскажите, пожалуйста, о спросе на заменители. Насколько он у нас стабилен и почему люди выбирают? Это действительно в основном клиенты, которых ввели в заблуждение, или это сознательно люди, выбирающие дешевую продукцию?

Артем Белов: Вопрос не в том, что дешевое. Все относительно. Это люди, которые сознательно выбирают продукты более доступные по цене. Я приведу пример, давайте будем объективными: у нас за последние 4 года, за исключением, может быть, самого начала, первого квартала этого года, доходы населения падали. Это приводили к снижению потребления классических молочных продуктов. При этом был очень серьезный рост потребления молокосодержащих продуктов.

Я приведу вам один только пример: потребление сырных продуктов, например, за последние 4 года выросло в 4 раза. Это достаточно сознательный выбор потребителя, потому что если сыр за это время вырос практически в 2 раза по цене, то молокосодержащий продукт до сих пор стоит примерно в 1.5-2 раза ниже, чем сыр, при этом он на 50%, если это качественный сырный продукт, содержит тех же самых молочных компонентов, а заменители молочных жиров, которые туда попадают, тоже достаточно качественные с точки зрения своей специфики продукты. То есть в принципе этот продукт, во-первых, безопасен, во-вторых, достаточно качественен, и потребитель сознательно в ситуации отсутствия роста доходов населения выбирает этот продукт.

Ольга Арсланова: То есть я правильно понимаю, что вообще выдавливать вот таких производителей с отечественного рынка нет смысла, они там занимают свою нишу, эта ниша многих устраивает?

Артем Белов: Очень важно, чтобы потребитель четко понимал. Возвращаясь к тому, с чего мы начали, к вопросу о маркировке, теперь принято решение, которое потребителю позволит еще более осознанно выбирать тот продукт, чтобы он понимал, что он покупает, что он покупает не сыр настоящий, что он покупает продукт, который содержит определенную долю заменителей. Вот это на самом деле очень важно.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей. У нас Виктор из Удмуртии на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Уважаемые господа, проблему решаете не с той стороны. Хоть какие надзорные органы вы поставьте, хоть кого контролируйте, на упаковке можно написать все. Просто-напросто запретите ввоз пальмового масла, и весь разговор.

Ольга Арсланова: А, простите…

Зритель: У нас маленький молокозавод, вагонами пальмовое масло поступает. Куда уходит? Конечно, в продукты. Вот ведь проблема-то в чем, а вы тут вокруг да около ходите, конкретно ничего не можете решить абсолютно.

Ольга Арсланова: Виктор, а скажите, зачем запрещать ввоз продукта, который является качественным, невредным? На каких основаниях?

Зритель: Вы как докажете, что он качественный или вредный, а? Как докажете?

Ольга Арсланова: Ну это растительное масло, почему его надо запрещать?

Зритель: В каких цистернах его ввозят, посмотрите?

Ольга Арсланова: А, понятно.

Зритель: После нефтепродуктов.

Ольга Арсланова: То есть здесь нужно ввести протекционистские меры, я перевожу: если есть соблазн налить этого масла, давайте мы просто не будем его ввозить.

Артем Белов: Вы знаете, я на самом деле… Так вот вопрос из Удмуртии, я могу сказать, что в Удмуртии прекрасный производитель молока и молочной продукции, компания «Комос Групп», «Милком». Это один из крупнейший в России производителей молока и молочной продукции, у них несколько заводов, они делают прекрасную цельномолочную продукцию, они делают прекрасные сыры, у них есть свои фермы, которые обеспечивают их молоком. Поэтому мне странно, что, например…

Юрий Коваленко: Может, это дорого?

Артем Белов: Удмуртия традиционно молокоемкий регион. Вы знаете, я там регулярно бываю, я могу вам сказать, что стоимость молочной категории в Удмуртии далеко не на самом высоком уровне, продукция гораздо более доступна, чем в целом ряде других регионов.

Ольга Арсланова: Но мы понимаем, что в Удмуртии действительно могут завозить пальмовое масло для производства кондитерских изделий или еще каких-то продуктов.

Артем Белов: Здесь есть на самом деле определенный нюанс. Дискуссия о запрете на пальмовое масло идет достаточно давно. Я здесь только одно могу сказать, что в молочной категории в молоко идет лишь 15% от общего объема импорта растительных масел в Российскую Федерацию.

Юрий Коваленко: То есть именно в молоко или в молоко, творог, йогурты?

Артем Белов: Нет, молочную категорию я имею в виду, во всю молочную категорию. То есть там примерно из 1 миллиона тонн, который ввозится в Российскую Федерацию, лишь порядка 14-15% идет не напрямую, а перерабатывается в заменители молочных жиров, которые, кстати, делаются как из импортного, например, пальмового масла, так они могут делаться, например, из растительного масла, которое выращивается в Российской Федерации, вполне всего лишь, условно говоря, цены внутри России и на мировом рынке. То есть это не вопрос того, что мы запретим и решим сразу все наши проблемы, это вполне качественный продукт, который может производиться как из сырья импортного, так и условно говоря из сырья российского. Поэтому основной потребитель пальмового масла здесь… Мы потребляем гораздо больше пальмового масла, например, когда покупаем кондитерскую продукцию, нежели молочную. Еще раз говорю: доля молочной категории очень небольшая, где используются заменители молочных жиров.

Юрий Коваленко: Зрители говорят о том, что возможно жонглирование понятиями. То есть скажем так, если у нас был сыр и был сырный продукт, их заставили развести по полкам: здесь у нас лежит хороший, дорогой, качественный сыр, а здесь у нас лежит сырный продукт. Сырный продукт покупать будут отчаявшиеся люди с небольшим бюджетом, скажем так, а вот для того чтобы сделать сыр дешевле, начнут поставлять незрелый сыр, который недолежал еще, низкого качества, и все равно хорошего, вкусного сыра мы не получим по итогам.

Артем Белов: Вы знаете, честно могу сказать, сыр есть разного качества. В России несколько десятков только крупных и средних производителей сыров. В моем понимании, если мы смотрим на сырную полку, у потребителя выбор на самом деле огромен. Поэтому я считаю, что потребность на любой вкус и кошелек может найти на полке продукцию, причем это касается не только крупных городов или, например, федеральных сетевых магазинов, но и, условно говоря, небольших городов. Потому что я знаю, что огромное количество локальных производителей, которые делают очень вкусные молочные продукты, очень качественные и вкусные сыры, которые, кстати, по цене из-за того, что цепочка короче от производителя до потребителя, работа там через неструктурированную розницу либо через небольшие локальные сети, этот продукт вполне себе доступен может быть для потребителя.

Юрий Коваленко: И еще один вопрос от телезрителей: все-таки стоит ли доверять крупным торговым сетям либо мелким торговым сетям и магазинам? Где выше шанс нарваться на хороший, вкусный, качественный, недорогой продукт?

Артем Белов: Ну вы знаете, честно говоря, я все-таки сторонник сетевой торговли, неважно, крупная она или небольшая, потому что внимание даже контролирующих органов гораздо выше, того же Роспотребнадзора, Россельхознадзора, контроль качества и внутренние процессы отстроены достаточно хорошо. Неструктурированная розница… Здесь если вы знаете продукт, если вы знаете производителя, если вы ему доверяете, конечно, вы можете делать свой выбор.

Ольга Арсланова: Вот пишут нам: «Спасибо Удмуртии из Смоленска за вкусное сливочное масло!» – подтверждают то, о чем вы говорили. «У нас на Вятке очень натуральное молоко и молочные продукты». Мы понимаем, что есть определенный дефицит молока в стране, отсюда высокие цены, а учитывая низкие доходы населения, может быть, проблему действительно решит развитие этой отрасли. Что мешает сейчас увеличить количество молока в России?

Артем Белов: Вы знаете, я вам могу сказать… Наверное, это просто должна быть тема для отдельного разговора. Я могу вам сказать, что производство сырого молока развивается очень неплохо. Одним из факторов, который способствует развитию, была двукратная девальвация рубля в 2014 году, импорт очень сильно вырос в цене, и это в результате действительно серьезно стимулировало производство молока. Вот вы приводили пример, например, той же Кировской области, я привел пример Удмуртии, в среднем по России темпы роста производства сырья на 5% в первом квартале этого года, 4% за полгода, мы очень хорошо растем в сырье.

Что нас сейчас ограничивает и создает риски для дальнейшего роста? – это, конечно, платежеспособный спрос. Он пока вялый, и это, к сожалению, не очень хорошо сказывается на фермерах. Потому что последние полгода цена очень сильно падала, когда цена падает, доходность у фермеров падает, они, конечно, не вкладывают деньги в дальнейшее развитие. И мы можем стратегически столкнуться опять с сокращением производства сырья.

Ольга Арсланова: Очевидно, если спроса нет.

Артем Белов: Но если будет оживление спроса, на что я на самом деле очень надеюсь, там могут быть отдельные государственные программы, которые могут его стимулировать, отдельные программы по борьбе с фальсификатом, особенно в государственных закупках. Если это будет сделано, спрос, тяга на рынке появится, экспорт опять тот же самый, появится тяга на рынке, у нас есть фермеры, которые готовы наращивать объемы производства, которые имеют это делать, которые используют самые современные технологии, их просто нужно поддержать, поддержать ценой, поддержать доходностью.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Артем Белов, исполнительный директор «Союзмолоко» был у нас в гостях.

А вот результаты опроса. Мы спрашивали наших зрителей, довольны ли они качеством молочной продукции: «да» ответили всего лишь 8%, «нет» 92%. Ну, возможно, многие из тех, кто говорил «нет», просто покупают плохо маркированные…

Юрий Коваленко: …пока еще.

Ольга Арсланова: …неправильные продукты с заменителями. Спасибо большое.

Артем Белов: Спасибо.